Sailor Moon: Another Story

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sailor Moon: Another Story » Личные эпизоды » 20.10. Curse of the ancient pyramids


20.10. Curse of the ancient pyramids

Сообщений 31 страница 38 из 38

31

Но она его не слышит. Не слышит! Звезды! Как же быть, как заставить гордый ветер проснуться? Неужели нет другого пути, нежели собственной смерти? Неужели, Сейе придется выбирать, и ему придется принять смерть от руки любимой девушки?   
     Неужели, их лунная богиня и правда была выдающейся интриганкой, которая распоряжалась чужими жизнями, играя ими как ей захочется. Неужели нет ни одного шанса на победу по-другому. Неужели выхода больше нет. 
И снова удары, и снова боль.
      Нет, Сейя привык к вкусу собственной крови. Он привык к собственной боли, и он уже даже не вздрагивает. Он словно уже готов принять тот факт, что неминуемой смерти все равно не избежать. Если Харука не проснется, ничего не будет. Если Тено не даст волю своим мыслям, своей силе, ничего не будет. Тьма полностью поглотит ее. Ее внутреннее «Я», ее реинкарнация, просто погубит их. Погубит обоих. Чтобы они не пытались сделать, все бесполезно. Коу не выжить. Это факт. Даже шепот звезд, словно подарок, словно доказательство прощальной прихоти. Он почувствует что-то отдаленное от своей силы на прощание.
     «Ты должна, Хару… Ты должна проснуться…». Он готов произносить это снова и снова вслух. Он готов, да только если он не остановиться не она проснется, а он уснет мертвым сном от таких тяжелых ударов. Коу не мог уже даже толком подняться. Сил не было. И руки и ноги его не слушались, боль разрывала все тело. А позвоночник и того хуже. Невыносимо. И это иллюзия? Нет, это просто невероятно. В чем же смысл такого обращения звезд? В чем?
       И он не выдерживает, ударяя ее по щеке. Он признается из последних сил ей в любви, чтобы не умереть просто так, не сказав, не произнеся этих трех слов. Он прекрасно знал и понимал, ей они не нужны. Эти слова для нее пустой звук, но ему так легче. Ему хочется произнести это. Но все впустую. И видимо сегодня звезды и правда, сияли против них. Тьма не выдерживает, свет исчезает, а Клеопатра выигрывает сражение с разумом воина Ветров. Все бесполезно. Нет смысла! Ничего нет. Тьма не уходит, просвета нет. Шансов нет. У него просто нет шансов. Больше нет.
    -Нет… нет… нет…. – срывается с его губ. Он не верит, он отказывается верить. Все бесполезно? Все впустую? Ну, уж нет! Это не так! Все можно исправить! Он привык к страданиям, он привык к мукам, но кто он по сравнению к великим воином ветров? Кто он? Неужели это выбор? Неужели, шепот звезд как доказательство того, что отсюда выбраться может только один? Но Сейя не согласен! Он против этого! Он никогда не согласиться! Он не позволит! И выбраться должна она! Она, а не он!
    - Это… мы… еще… посмотрим…. – еле уловимый шепот. Он слишком слаб, силы покидают метеора, но он должен, должен помочь, должен. И в васильковых омутах вспыхнула решительность. Самая настоящая, невероятная решительность. Он готов. Он должен, и собираясь с последними силами, Поднимается с колен, смотря неотрывно на собственные ладони в кровавых подтёках. Ах, принц Рима значит? Принц, да идите вы все лесом со своей реинкарнацией!
      - Star….. Serious….. Laser….. – шепчут искусанные губы, - Star Serious Laser… - невольно пытается достучаться до собственной силы метеор. Он должен! Он обязан, он… - Star Serious Laser… - выкрикивает метеор, и в этот момент, энергетический луч вылетает с его ладоней куда-то в стену, сшибая высокие колоны прямо над головами стражников. Этого достаточно, чтобы выхватить в доли секунд длинный клинок из ножен одного из стражников:
      - Значит, чтобы Уран проснулась, ей нужно убить самолично меня, да? – с каким-то озлобленным порывом кричит метеор в сторону той, которая заменила Харуку, в сторону Клеопатры. – А знаешь, что, я не играю в ваши игры, я не ваш чертов приз!!! – еще один порыв, а дальше лезвие клинка направляется резко прямо в собственный живот. С силой, с гневом. Нет! Он не желает чувствовать в этом, он не желает выбирать между ней и собой, и если лунная Богиня решила пролить кровь, то пусть прольется его…
     А дальше веки начинают тяжелеть, а дальше ноги становятся ватными, а дальше лишь спасательная темнота. У него не было другого выбора. Он не сделает ее виновной, он не выбирает из них двоих, он просто не видит другого выхода. И лишь шепот звезд все сильнее и сильнее охватывает его сознание, лишь яркие вспышки, и нестерпимая боль.  дальше тишина.

+3

32

[NIC]GameMaster[/NIC]
[STA]Get the party started[/STA]
[AVA]http://co.forum4.ru/img/avatars/0013/9e/3f/17-1388718368.jpg[/AVA]

Акт самопожертвования, схожий с тем, что совершила однажды Серенити для Эндимиона, не мог не развеять чар, наложенных злым гением. Страшное наваждение древнего Египта растворяется, и для Сейи с Харукой все произошедшее кажется не более, чем кошмарным сном. Проснувшись в своих постелях, они, однако испытывают ломоту во всем теле и странное ощущение того, что все случившееся все же было реальностью. Особенно Сейя, ведь он явственно ощущал как смерть занесла свою костлявую руку над его шеей и победоносно сжала ее. Для Харуки видение имело более позитивные последствия, ведь она вернула себе свой артефакт - теперь он лежал в комнате, будто никогда и не исчезал.
Но захотят ли двое обсудить произошедшее, или будут усиленно избегать дальнейших встреч, чтобы не ворошить в памяти такое жутко-реальное сновидение?

0

33

Как пахнет смерть? Харука знала это не понаслышке. Для кого-то смерть пахла землей, по которой вот-вот только что прошёл дождь. Для кого-то афоделями, белыми такими цветами, насыщенными.
Для Харуки смерть пахла всегда анисом. Тонкий терпкий запах всегда начинал окружать её, когда она заносила руку для очередной магической атаки. Этот же запах преследовал её, когда она умирала во время сражения с Галаксией. Анис. Тонкий, практически эфемерный. И тогда Харуке казалось, что она даже видела эту саму смерть: тонкую девушку с белыми, словно снег, волосами. Но, конечно, это бред. Говорят, в момент смерти же умирает мозг и почудиться может многое.
В своём забытьи Харука ничего не чувствовала. Будто спала, а её тело обволакивал тяжёлый, плотный туман, который не позволял проснуться, открыть веки и хотя бы вздохнуть. Она пыталась, пыталась скинуть эти оковы сна, но всё было без толку. Кто говорил, что Харука Тено сильная девушка? Да она сама и говорила. Но иногда силы сдают у всех. Особенно, если осознаёшь, что жить тебе незачем, как и бороться дальше. Просто хочется не вставать. Вероятно, эта усталость, эта постоянная скрытность, когда свои проблемы ты рассказываешь только самому себе перед зеркалом, и сыграло с ней злую шутку. Харука больше не имела сил встать. Кто бы мог подумать, что Великий Воин Урана умрёт так глупо.
Неожиданно всё проясняется, и Харука видит всё, как в страшном сне. Она видит искалеченного Коу, но понимает, что не слышит ни звука, что он произносит, и не может пошевелить даже рукой, чтобы хоть что-то сделать. Клеопатра... хотя - Харука так печально усмехается - скорее всего, это Селена, сделала ей необычайный подарок. Необычайно жестокий подарок.
Коу хватает её меч и вспарывает себе живот. И в этот момент сознание Харуки в мгновение вышибает сознание Клепатры, и Харука просыпается. Она видит.
Этот кретин Коу убил себя. Убил. себя.
Вашу мать! Он вспарывает себе живот её мечом!
Руки девушки начинают дрожать, она нелепо делает первый шаг, и...

Харука встала и потянулась. Что за нелепый сон? Сон? Не сообразившая ничего в первые секунды пробуждения, Харука вскочила. И оглядела свою комнату. Да, она находится в свой же комнате в их доме с аутереми. Вон плакат знаменитого гонщика-кумира на стене, на кухне наверняка возится Сецуна, а в ванной  пытается привести себя в порядок Мичиру. Она дома.
Харука устало бухнулась обратно на подушки. Господи, что за кошмар... ну не может быть всё настолько реалистично. А она ведь кожей чувствовала этот невыносимый жар солнца Египта и собственную дрожь пальцев, когда Коу...
Харука потёрла лоб и встала, опустив босые ноги на холодный пол. Какой ужасный кошмар... Впрочем...
Харука чуть поворачивает голову и видит лежащий на тумбочке и так маняще блестящий меч. Её священный талисман. Берёт его в руки и невольно поджимает губы. Был ли это сон?
Откуда меч взялся на её тумбочке, ведь только недавно доступ к нему ей был закрыт? Почему всё тело ломит, словно она побывала в знатной переделке, а грудь саднит?
Харука упала обратно на подушки. С самого раннего детства Харука была рациональна. Она не верила в экстрасенсов, гадалок и прочую фигню. Сначала она прежде всего смотрела на факты. Нет, конечно, была часть того, чего люди объяснить не могут. Но даже эта часть объясняется более знающими людьми.
Поэтому она недовольно фыркала на заявления других девчонок о магии, летающих полтергейстах и стульях. И сейчас...
Нет, Харука не собиралась бежать, нестись, сломя голову к Хвосту и вытрясывать из него все подробности этого происшествия.
Нет, ну а что она ему скажет? "Привет, Хвост, не скажешь ли ты мне, какого чёрта ты делал у меня во сне? Нет, да? Ах, да, ты же мне ещё там в любви признавался."
Вот из-за последнего, это - точно сон. Бред. Навеянный уставшим мозгом Харуки. В конце концов, она ведь девушка и поэтому ясно, что её мозг перегенерировал одного из знакомых парней во влюблённого и отважного героя.
Но одно Харука знала точно. Уж что-что, а Сейя Коу даже по пьяне не станет кадрить Харуку Тено.
"Ага, а поцелуй?", - ехидненько так подкинул бабий мозг. Вовремя так, ага.
"Ты же прекрасно понимаешь, что было с целью над тобой поиздеваться и не более", - это уже более разумное её сознание.
Тем более, жертвовать собой из-за неё. Он мог вспороть себе живот из-за Усаги, не не из-за неё. За неё никто умирать не будет. Даже аутеры. Потому что у них есть долг. Жить и защищать планету. И от этого напыщенного мальчишки, который её ненавидит, ждать этого было бы глупо.Он бы ни за что так не сделал.
Харука ещё раз оглядела комнату и тяжело вздохнула. Сон, он и в Африке сон. Поэтому не нужно строить из того, чего не было, огромную трагедию. Ей и раньше снились странные сны. Например, в одном она умалишённо признавалась в любви Рей, поэтому и выяснять что-то не имело смысла.
Но одно Харука всё-таки сделала: проверила баланс на карте. Ведь если она летала в Египет, она должна была снимать средства со своей карты на билет. Ну вот, как она и думала. Баланс на карте не поменялся, значит, ещё один бред, рождённый больным и уставшим сознанием.
А меч? А что меч... Харука, отложив телефон, взяла в руку свой верный талисман. Он, кажется, даже радостно свернул, так по ней скучал.
- Я тоже скучала, малыш...
Наверняка, до меча просто, наконец, дошёл её призыв. Ну, кто знает, может его делали... эстонцы, вот и произошло всё так медленно. Но пока Харука была не в состоянии видеть его из-за пережитых ночных впечатлений, поэтому просто развеяла его в Пространстве. Теперь он всегда с ней, и когда надо, она обязательно призовет его.
Из-за обуреваемых голову мыслей хотелось напиться. Вдрызг, чтобы больше не помнить то, что приснилось. Как там говорят, сны быстро забываются? А вот нифигашеньки, этот забываться как-то не спешит, а наоборот, всё больше прорисовывается в её сознании с каждой минутой.
Ах, как жалко, что она спортсмен, и алкоголь, и сигареты, всё то, что позволяет людям так эффективно расслабиться, у неё под запретом. Значит, оставалось только одно.
Одевшись, Харука погнала на спортивный стадион. Заниматься. Так нагрузить себе тренировкой, чтобы больше ни о чём другом даже и не думать, чтобы тело нещадно болело, вытесняя из головы все остальные мысли. Единственный способ, чтобы не думать.
В том числе и о его признании.
В конце дня ей это удалось. Сегодня Харука довела себя до полуобморочного состоянии, и, доплетаясь с трудом до скамейки, лишь мельком могла думать, чтобы не уснуть на ней. Ну или хотя бы на ней, а не на асфальте.

0

34

Ласковый лучик света, играючи скользит по загорелому лицу молодого человека. Медленно щекочет каждый миллиметр его кожи, начиная от напряженного лба, до приподнятых от напряжения уголков губ. Васильковые глаза закрыты, но под веками можно заметить волнующие движения глазных яблок. Коу спит. Спит глубоким сном, но сновидения ему видятся удручающие, ужасающие, тяжелые, нервные. Во сне он то и дело поджимает губы, и наоборот закусывает губы почти до крови. Он снова хмурится, начинает тяжело дышать и наконец-то просыпается, резко распахивая свои глаза. По вискам скользят капли холодного пота.
    -...Нет!!! - вырывается из его легких тяжелый крик наваждения, - Это конец! снова шепчут губы, словно в бреду... Бреду, точно! Словно в бреду, словно именно сейчас он испытывает тяжести известной только ему горести. Тяжести осознания конца. Тяжести груза собственной смерти.
    Смерти. Да, именно это он и увидел, он отчетливо помнит каждый миг, как руки сжимают тяжелую сталь клинка, как руки с вызовом опускаются, как острее пронзает собственное тело, как алые капли теплой крови окропляют песок. -Что за черт.... вновь, словно в бреду шепчет брюнет, отбрасывая в сторону одеяло, поднимаясь с пастели.
       "Бред! Полный бред! И приснится же такое! Пить определенно нужно меньше! Нет, это уму не постижимо, Египет... гробницы... Клеопатра... Тено... Черт возьми! Тено! Я... Да это полный бред!"Сейя слишком красочно все вспоминал.  Он помнил каждый миг этого невероятного сна. Как тяжелые удары цепей, прорезали его кожу, как кровь брызгала из ран. Как хриплый стон боли нескрываемой слетал с обкусанных губ. Он мыслил о смерти, смерти во спасение любимой девушки. Любимой.... неужели он во сне все-таки признался ей. Говорят сон раскрывает все наши потаенные желания, и мы не можем скрыть их. И именно поэтому, в самый страшный миг, когда другого пути нет, выхода из этой колеи нет, он признался ей, отдавая за нее свою жизнь. Не самая  плохая смерть. Смерть за жизнь любимой. Наверное, ему, Воителю, кажется она самая очевидная, самая правильная. Но ведь это сон... Всего лишь сон. Только тогда почему так болит все тело? Почему каждое движение дается с трудом. Почему невозможно дышать. И почему живот просто разрывает горячая боль насквозь. 
      -Непостижимо... Сейя морщился он боли. Ребра просто ломило. На ходу сбрасывая с себя пижаму, юноша вскользь бросил взгляд на дверцу платяного шкафа, на которой висело резное зеркало, и вздрогнул. Все его мускулистое тело, было просто пропитано многочисленными побоями, разводами, кровяными потеками. А на животе, куда пришелся удар клинка, был длинный затянувшийся рубец шрама. Он еще просто пылал, давая понять, что это и в правду было наяву. Что это был совершенно не сон, и скользкие противные когтистые лапы смерти, и правда схватили его в свой плен. И яркое палящее солнце, и взгляд любимых серых глаз... -Не может этого быть... Но если это был не сон, если он здесь, то она? Она в порядке? Жива ли она! что это за игры лунной Богини. да, права была Тено. Это просто вредная ведьма-интриганка, а не святость.
      Быстро приняв душ, и переодевшись в темные рубашку и джинсы, поднимая ворот пиджака, стараясь скрыть все синяки, Коу направился на поиски девушки. Почему, Сейя предполагал, что если она жива, и проснулась после такого же невероятного кошмара, не станет сидеть дома. Она сто процентов постараться захочет "остыть".
     Разогнав свой автомобиль, юноша поспешил именно на стадион. Сердце бешено стучало в висках. Он просто просил всевышние звезды, чтобы с ней все было хорошо. Чтобы она была жива. Притормозив на парковке, выходя из машины, Воитель почему-то уже чувствовал, что она именно здесь. А заметив пшеничную макушку, просто облегченно вздохнул. Сейя не медля поспешил к той самой скамье, на которой сидела девушка, и подойдя вплотную, просто положил руку на ее плечо, тихо прошептав: -Я так рад... что ты жива.... Тено... Всего-лишь пару слов, но сердце его просто выпрыгивает из груди, легким не хватает воздуха, а в голове водоворот мыслей.

+1

35

Тяжело. Очень тяжело дышится. И тренировка не то чтобы уж совсем не помогает, помогает, конечно, теперь сил думать нет ни о чём. Сознание просто слипается. Но одновременно с этим дышать так сложно, будто горло разрывает и грудную клетку вместе с ним.
Она не слышит звука шагов. Ничего. Но только когда чья-то рука ложиться на плечо, тело натренированного воина - уставшее оно или нет - реагирует мгновенно. Харука мгновенно хватает незнакомца и перекидывает его через себя. Его слабый  шепот она просто не слышит.
- Коу, ты кретин, млять! Неужели ты не в курсе, что нельзя подходить к воину со спины! Сам же такой! А если бы я тебе голову оторвала! Ох... - осознание того, что она буквально в миллиметре остановила свою руку, неприятно ударила Тено по голове, и Харука отчего-то судорожно вздохнула, опираясь на чуть согнутые колени. - Коу, ты...как?
И непонятно было, к чему это относилось. То ли к её броску - причем, одна часть Харуки злорадно так ухмыляется, мол, сам виноват - то ли к произошедшему во сне. К произошедшему во сне... мысли Харуки опять возвращаются к этому сну, и Харука почти уверена, что сходит с ума. Ей никогда не снились сны с участием этого Хвостатого. Ох, и неудивительно, что это был кошмар. Там он...
Харука сглатывает и отводит от лежащего на земле Коу глаза. Ей неприятно на него смотреть. Он пожертвовал жизнью за неё. Одно дело, если бы это был не сон. Можно было бы обвинить его в эгоистичности, и свалить. Но это... ведь, сон, как известно - это работа подсознания. Твоего собственного подсознания. И если подсознание Хару рисует его в таком виде - а ведь на самом деле, Харука надеялась, что если и будет видеть Коу в своих снах, то исключительно в роли тролля - в виде спасителя и принца на белом коне, то можно ли считать, что на самом деле она влюбилась в него или чувствует к нему просто даже симпатию? И из-за чего? Из-за того поцелуя на пляже? Ох, а он ведь ещё и в любви ей там признавался.
Но нет. На самом деле, Харука не та легкомысленная девушка, которая из-за поцелуя будет думать слишком много. И из-за него сойдёт с ума. Потеряет голову. Она слишком рациональна. И никогда не понимала тех пошлых бульварных романов.
Она стоит перед Коу и думает, что всё-таки этот сон вызван просто её одиночеством. За неё никто никогда не отдаст жизнь. Никогда. А, наверное, хочется просто хоть раз почувствовать такую жертвенность ради тебя.
- Поднимайся, Коу, - сухо говорит, берёт со скамейки свой пиджак, перекидывает его через руку и направляется в сторону машины.
А горло так и сжимается от осознания этого одиночества. А в её сне её впервые кто-то защищал, кто-то... давал почувствовать себя нужной.
- Защищал тебя...
Эта фраза Коу, словно эхом, до сих пор вьётся вокруг ушей Харуки, и она неприязненно передёргивает плечами.

Отредактировано Haruka Tenou (2017-09-15 20:26:57)

+1

36

Ну, не его день. Точно не его день. С самого утра не его. И этот сон, который вовсе не сон, и ноющие боли во всем теле, и пробка на токийском мосту, и думы-думы-думы. И теперь, вместо того, чтобы ему расслабленно вздохнуть, понимая, что та, за которую он отдал свою жизнь в "кошмаре" жива, и более менее выглядит здоровой, Коу вновь попал. А всего-лишь, юноша как и обычно без раздумья решил проявить себя, положив руку на плечо девушки. Нет, ему даже в голову не пришло, что ее реакция будет именно такая. Ба-бах, и Сейя оказывается лежащим на земле, хорошенько припечатавшись макушкой об асфальт.
    -Да, е-мае, Тено! только и проговорил метеор, а мысленно продолжил, но только это были уже гневные тирады с кучей не цензурной брани. -Больно же! А тебе не говорили, что надо вначале разобраться, а потом распускать руки! "Как была фурией, так и осталась!" Он чуть поднялся, усаживаясь теперь на полусидя, обоими руками потирая ушибленную голову. -Больно! Он фыркнул. Нет, ну жаловаться не хотелось, просто ее такие замашки угнетали. Неужели это было все только в его сне, неужели у нее такой невероятной ночи не было с пирамидами, ожившими мертвецами, скоробеями и египетскими правителями. 
      -А я-то думал... Нет, во-время опомниться. Это просто твой сон! Ты обычный вздорный мальчишка, ты всего-лишь вечный ловелас, тебе не стоит зацикливаться на ком-то. Тем более, этот сон, и правда просто спроектировал вечную борьбу с его личным проклятьем безответной любви. "Дурак! Ты реально дурак. Вот чего-то хотел? Что Тено бросится к тебе со словами: ОХ! Мой спаситель! Мой дорогой!, это же дикость, ей плевать, она даже не знает..." а голова начинает кружится. Странно кружится, все-таки его приключение изрядно попортила здоровье, и окрепнуть ему еще не довелось окончательно.
      -Не командуй! Не командуй, Тено! Однако, юноша поспешил подняться с колен. Он так сильно хотел просто резко встряхнуть девушку за плечи, накричать, а потом резко прижаться своими губами к ее губам, но вместо этого сделав только шаг, голова сильнее устраивает "полет", ноги начинают подкашиваться и он просто подает на землю, но теперь самостоятельно, ощущая приступ подоспевший тошноты.
     Вот и все, ночное происшествие берет над ним верх, хочет он этого или нет, но резкий кувырок и удар головой повторно сотрясли его остатки мозгов.

0

37

-Да, е-мае, Тено!
Метеор стонет, и Харука вполне его понимает. Сама бы она, наверное, на его месте покрыла уже десятыми матами того, кто так облажался. Но нет, с другой стороны ей его не жалко. Ну надо же иметь хоть немного мозги и не подходить к человеку так резко, который около половины своей жизни провёл в боях. Сама Харука это понимала. Поэтому и не пыталась никогда напугать ни Мичиру , ни Сецуну. Ну а нафиг такое счастье - валяться потом с месяц в бинтах.
- ... А тебе не говорили, что надо вначале разобраться, а потом распускать руки!
- Пока я буду разбираться, кто меня со спины хватает, - проговорила Харука спокойно, засунув руки в карманы и глядя куда-то вдаль. Куда угодно, только не на него. - Мне раз десять успеют перерезать горло.
- Больно...
Харука только фыркает и качает головой. И только тогда мельком глядит на мальчишку. Встрепанный. Всклокоченный. Злой.
Ей не интересно, зачем он её искал. Для чего в очередной раз рисковал здоровьем. Этого Коу вечно не поймёшь. Что у него на уме. То орёт, что ненавидит, а то подсаживается, и никак не желает свалить.
Перед глазами снова проносятся картины того сна. Коу, растрёпанный, вот почти точно так же, как и сейчас, злой, в цепях. Коу на коленях. Коу с распоротым животом от её меча...
Больше не выверживая, Харука мотает головой и стремится уйти.
- Поднимайся, Коу.
А эта фраза ему не нравится. Харука ухмыляется. Мальчишка ощетинивается, огрызается, не любит, значит, когда им командуют. Харука почти уверена, что дальше за всем этим последует разбор полётов. Потому что Коу просто не может иначе. Характер такой.
Но вместо очередной порции правды о себе, слышит звук гулкого удара. Оборачивается. Коу лежит на земле.
- Эй, Коу, неудачное ты выбрал место, чтобы поваляться, - она хмыкает. - Коу? Чего молчишь? Подпираешь своей тушкой асфальт? - наконец, она замечает, что что-то не так. - Коу? - более настороженно спрашивает она. Подходит ближе и пинает его носком кроссовка под печень. - Что, решил богу душу отдать? Ну вот только давай не здесь, а то это моё самое любимое место... - замолкает, почему-то хмурится и приседает возле неподвижного парня. С несколько секунд молчит, а потом щупает пульс на шее. - Блин, Коу, а ты ведь и правда сейчас богу душу отдашь... - бормочет она обеспокоенно, легонько хлопая того по щеке, пытаясь тем самым привести его в себя. - Неужели я так сильно ударила... - тяжело выдыхает и выпрямляется.
И что теперь делать? Она никогда не была в такой ситуации. Вот он, Коу, лежит прямо без сознания у её ног, просто мечта... а что делать, она даже не знает. Похоже, ему реально стало плохо. Бросить его здесь? Харука ещё раз окинула взглядом парня. Беспомощный такой... ведь если припрётся юма, ему несдобровать. Нет, конечно, в любом случае она бросать бы его не стала. Она не настолько жестока. Ведь всё-таки когда-то они сражались вместе. За эту Землю.
Харука взлохматила волосы на голове. Что делать? Позвонить? Вот, точно! Его братьям! И пусть забирают эту его наглую и самодовольную тушку домой.
Харука только потом вспомнила и скривилась, будто у неё заныли разом все тридцать четыре зуба, и она крокодил - у неё нет телефона ни одного из этих двух Хвостатых. Ни Коу, ни даже Оливии. Когда-то она посчитала, что это будет верх унижения - хранить номера трёх этих придурков на телефоне, и вот те на! Доигралась. Хотя что это она доигралась? Это у Коу что-то не в ладах.
Минако? Нет-нет-нет, бррр, только не иннеры. Харука даже перекрестилась для надёжности. Они ведь либо решат, что это она его грохнула, либо их сшиперрят. Так что ну его нафиг. Хотя... может быть, Ами? Она ведь вполне умная, адекватная и медик... И сама себе ухмыльнулась. Ага, как ты представляешь, Харука, она его попрёт? Этот слон ведь упадёт и задавит миниатюрную Ами.
Да и к тому же... она невесело ухмыльнулась. Телефон она так удобно оставила дома. Да здравствует склероз!
Эх, ничего не оставалось. Тяжело вздохнув, Харука подхватила под мышки бесчувственного парня и поволокла по направлению к машине.
- Ох, Коу, что же ты такой тяжёлый, - прокряхтела она, с трудом волоча тушку бесчувственного метеора. - Наверняка целыми днями жрал один фастфуд... Ещё и отключился. Вот... - Харука поудобней перехватила бесчувственное тело. - ... держу пари, ты сделал это специально. Чтобы я тащила тебя на своём горбу. Только этого мне не хватало. Считаешь, что я титан, что ли...
С героическими усилиями Харука допёрла Коу до машины, не менее героическими усилиями затолкала его туда, несколько раз с трудом перыбарывая желание бросить его прямо тут на асфальте (правда так и не переборов желание заехать ему пару раз локтем в плечо, совершенно случайно, разумеется, но это уже другая история) и с тяжелым выдохом прислонилась лбом к холодному металлу своей машины.
Потом отстранилась и похлопала её по крыше.
- Извини, малышка, но сегодня придётся повозить этого придурка...
С этими словами девушка обошла машину и села за руль, практически сразу же заводя мотор. Взглянула через зеркало заднего вида на Коу, распластавшегося на заднем сидении и нажала на педаль газа, аккуратно выводя машину со стадиона.
К своему дому Харука подъехала быстро. Конечно, стоило бы отвезти это хвостатое недоразумение в его квартиру, но опять же, Харука не знала адреса. Пришлось переть к себе. Не оставлять же на радость демонам на улице.
Аккуратно зайдя в свою квартиру, Харука с трудом захлопнула дверь и кое-как включила свет в прихожей, мельком отмечая, что ни Мичиру, ни Сецуны дома не было. Интересно, куда они подевались? Или опять какой-нибудь концерт, а она про него забыла? Вот же отгребет тогда от Мичи... Да и Плутон в стороне не останется.
Выплюнув ключи, которые пришлось взять в зубы после того, как она открыла дом, Харука стянула с ног ботинки и поволокла метеора к дивану в гостиной, утешая себя, что это последние несколько метров.
Про то, как происходил подъём по ступенькам к самому дому, Харука предпочла не вспоминать.
Перед диваном она его уронила. Но здесь-то уж точно нечаянно!
Расстроенно вздохнула и от досады пнула диван. Ну вот как, скажите, пожалуйста, его поднять на диван? Нет, конечно, она всё понимает, она сильная, она мужланка и бла-бла-бла, но генетика, господа. Всё же , она девушка. К тому же, после тренировки.
Кряхтя и матерясь, Харука всё же затащила Сейю на диван, подавила желание упасть от усталости прямо на него и вытерла выступивший на лбу пот. Интересно, сколько килограмм она сегодня сбросила, пока тащила этого дятла сначала до машины, а потом до дома?
Так надо снять с него ботинки и куртку. А то за белоснежный диван девушку убьёт уже Сецуна. Наклонившись, девушка заметила, что пока она втаскивала его с пола на диван, на Коу сбилась рубашка.
- Вот только стриптиза нам не хватало, - ворчливо заметила она, мысленно замечая, что к ним в любом момент может зайти Хотару, и вот этого её девочке точно видеть не стоило.
Наклонилась, чтобы поправить на этом недоразумении рубашку и замерла. На животе у коу алел длинный чуть затянувшийся рубец шрама.
И тут же укол-воспоминание. Тяжелый вздох, непонимающий взгляд, и метеор, вспарывающий её клинком себе живот.
Бред. Бред. Бред! Отшатнувшись, Харука упала. Этого просто не могло быть.
Откуда у этого Коу рана на том самом месте, куда в её больном сне пришёлся удар мечом? Совпадение? И ещё это странное поведение метеора, никогда раньше он сам не искал её, не пёрся сам на стадион, чтобы увидеть её.
Подняв взгляд, Харука заметила на его шее красные синяки и уходяшие вниз под горловину рубашки рубцы. Почему-то она была уверена, что там, под рубашкой у него следы многочисленных свежих побоев...
Тяжело поднявшись, Харука на ватных ногах прошла в ванную, трясущимися руками смочила в воде холодное полотенце и, игнорируя в собственном зеркале своё бледное, словно труп, отражение, вернулась в гостиную. Положила мокрое полотенце Коу на голову, перед этим несколько вытерев его лицо и, пытаясь не смотреть вниз, на шею, прошла на кухню.
Там девушка включила чайник и под его мерные звуки вскипания некоторое время просто стояла у окна. Ни о чём не думая. Просто глядя на тёмную улицу, на людей, спешно и неспешно проходящих мимо фонарей и на проплывающие тяжёлые облака. От всего пережитого хотелось закурить. Но она ведь спортсменка, она не курила. Никогда. Интересно, как остальные воины от такой тяжёлой жизни не спились?
поэтому налила себя горячий крепкий чай. Обхватила руками тяжёлую кружку и вернулась в гостиную, забираясь с ногами в кресло напротив Коу.
Почему? Она ведь правда думала, что это сон. Что это нелепый, мать вашу, сон и ничего этого на самом деле не было!
- Прошу тебя, Коу, очнись и просто скажи, что я схожу с ума, просто скажи...
Харука откинулась на спинку кресла и закрыла глаза. Странный сон. Появившийся меч. Зачем-то искавший её Хвостатый. Его раны...
Впрору было свихнуться.
Открыв глаза, Харука заметила, что полотенце с его лба немного съехало. Надо бы, наверное, его намочить будет позже. Встала и протянула руку, чтобы поправить его.

+1

38

Это был яркий пронизывающий жар. Казалось, что все тело просто пылает под дьявольским огнем. Словно ты находишься на пике самого кончика пламени. Твое тело словно шипит на том самом солнце, которое уже не жалея скользило по твоей не загорелой коже. А еще, этот огонь можно сравнить с диким снарядом юм, которые нападают на безоружного, и твое человеческое тело просто не готово к таким жестоким процедурам. Ты горишь. Ты хочешь закричать, ты хочешь просто взорваться от этой невероятной боли, но ты не можешь. Все твое тело онемело, ты просто неподвижен, но ничего не можешь сделать. Ты словно марионетка, у которой отрезали тоненькие нити, но кукловод все равно пытается тянуть их на себя, принося тем самым невероятную, нестерпимую боль.
      «Хватит, пожалуйста, хватит, это невыносимо» - мысленно взмолился ты, но помощи нет, ты все так же горишь, и в тот же момент блуждаешь в темноте. Здесь нет ничего, никого, лишь темнота. Лишь леденящий душу темный свет, жуткий жар и одиночество. А ведь одиночество сопровождает тебя везде.
      С самого детства. Нет, конечно ты душа компании, ты моторчик, который поднимает всем друзьям и окружающим настроение, ты веселишь всех, ты просто волна позитива, но что внутри? Это же самое одиночество. Потеря родителей, потеря Родины, постоянные сражения и мерзкое бегство. А еще, эти противные безответные чувства. Вот зачем они Воину? Ты должен быть закаленным в боях воином, но не человек с разбитым постоянно сердцем. Быть может все это и вызывает тот факт, что ты не желаешь возвращаться. Тебе комфортно в темноте, да жарко, да больно, но тебе комфортно.   
       Тьма окутывает тебя все сильнее и сильнее. Тьма захватывает твое сознание, и даже эта невыносимая боль становиться менее чувствительнее. А может ты просто привыкаешь? И находится в таком «подвешенном» состояние просто легко. Тебе, наверное, даже уютно. Тебе просто спокойно в этом огненном потоке. Нет, в темноте нет пламени, оно невидимо, но ты просто привыкаешь ко всему. Ты, наверное, уже даже готов к жизни во тьме А может ты хочешь пойти дальше? А может где-то там впереди то самое забвение. Ты стремился к нему в том сне, когда обе то руки сжали рукоять клинка, и всадили в собственный живот. Когда ты окропил самого себя яркими пятнами алой крови, когда ты покончил жизнь самоубийством, ради жизни другого человека.
      Ведь ты был уверен, что это все нереально. Что это больное воображение, ведь ты бы никогда просто так не признался ей, что любишь. Бредни мученика? Или бредни Римского наследника. Но ведь оказалось, что это все было на самом деле, и твой хорошенько пострадавший организм, просто не выдерживает такого напора, и ты просто готов вновь скользнуть в жадные руки горячей смерти.
     «Не хочу это все чувствовать, просто не хочу…» ты все еще пытаешься что-то чувствовать. Ты все еще находишься между смертью и жизнью, ведь так? Так, и стоит почувствует холодную, влажную тряпицу у себя на лбу, как жар начинает отступать. Тебе даже дышать становится легче, и тьма начинает ослабляться. Вот, уже ты видишь проблески очертаний окружающего пространства. Еще мгновение, и ты видишь силуэты мебели, еще чуть - чуть и твои веки встрепенулись, и глаза цвета ясного неба распахнулись.
     -Какого… - еле срывается с твоих губ, ты хочешь встать, резко, дернувшись, да так быстро, что задеваешь лбом, протянутую руку, и словно рикошетом падаешь назад, сильнее распахивая глаза.
     - Харука… ты…. – вот теперь ты вспоминаешь что ты не во тьме, что ты не во сне, что ты мчался встретить ее, понять, что она жива, убедиться, что она невредима. Что весь тот бред остался позади, что все закончилось. И так предательски потерял сознание. Щеки резко начинают гореть, словно они все еще под давлением того самого невидимого огня. А ты боишься посмотреть в самые важные серые словно грозовое небо глаза, боишься увидеть в них все то же призрение и раздраженность. А видишь там сейчас беспокойство, и даже тревогу.
    – Прости, какого… я… тут делаю… - невпопад говоришь ты. Нет, а что ты хотел? Сразу спросить причину? И вообще, как она притащила тебя в этот дом. А то что ты на диване, а не на асфальте, ты понимаешь сразу.
     «Звезды, как-стыдно-то» - только и можешь мысленно прошептать ты, вновь садясь на диване, стараясь коснуться своей ладонью ее руки. Тебе просто это необходимо, и по фиг что она может за такое вновь врезать, ты просто хочешь почувствовать ее нежную кожу под подушечками своих пальцев, и улыбнуться.
       – Скажи, это реально, или снова бред… и ты снова смотришь в ее глаза, теперь просто обхватывая своей горячей ладонью ее пальцы, сжимая. Тебе это необходимо. Пускай поймет, пускай! Ты не хочешь больше ничего скрывать. И если все то приключение в пирамидах было наяву, то она все равно уже знает, что ты не врешь. Твои действия не врут, твои глаза не врут. Ты влюблен в ее. Ты готов вновь отдать за нее жизнь, не во сне, нет-нет, а наяву. И твое дыхание все еще сбито, сердце стучит очень быстро, и ты боишься и наоборот ждешь ее ответа. Пусть так, пусть и бред, но лунная Богиня сама все сделала, не давая ему больше шансов скрывать. И глубокий  шрам тому отличное подтверждение всему.

Отредактировано Seiya Kou (2017-09-26 07:40:30)

+1


Вы здесь » Sailor Moon: Another Story » Личные эпизоды » 20.10. Curse of the ancient pyramids


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC